суббота, 24 февраля 2018 г.

О крестах и разбойниках

Самый знаменитый разбойник злой нераскаявшийся – это Варавва. Имя переводится с еврейского как «сын раввина». Он хуже Гестаса, который упрекал Христа, будучи сам на кресте слева от Него и безумствуя от своего креста.
Русский апокриф пятнадцатого века «Слово о Крестном Древе» говорит: крест безумного разбойника был сделан из дерева, посаженного Моисеем (Исх 15:23). Святая Елена, мать Константина Великого, обнаружила этот крест первым — до того еще, как ею был найден Животворящий Крест Самого Спасителя.
Елена приказала немедленно уничтожить произросшее от Моисеева насаждения. По той же причине, по какой Константин запретил иудеям вход в Иерусалим. Во времена Константина Великого еще очень хорошо помнили: иудаизм есть антихристианство, и христианство есть антииудаизм.
Так вот, это было насчет крестов.
А Варавва хулил Христа во время Его страдания за всех нас грешных не со креста, как Гестас, а просто по злобе к Нееврею (см. книгу Джекоба Коннера «Христос не был евреем» или Дмитрия Логинова «Конец четырехвекового заблуждения человечества о Христе») хулил, стоя среди толпы беснующихся иудеев. Вот уж растеклось, распростерлось разливанное богохульство!
Варавва. картина Джеймса Тиссо, XVIII в
Выразителен об этом русский народный духовный стих:
  • «Как хулил Христа Варавва —
  • Солнце спряталось во тьму!
  • И жидовская орава
  • Подпевала вся ему.
  • Но иной разбойник – святый –
  • Со креста, с последних сил,
  • Даждьбогом на небо взятый,
  • Злому татю запретил…»
Для большинства современных читателей этого русского народного духовного стиха требуются, наверное, пояснения.
В царские времена на Руси слово «жид» не считалось ругательным. Евреи сами себя называли так. «jid» это «иуд» — принадлежащий к иудейскому вероисповеданию. Дониконианские русские церковные соборы анафематствовали ересь жидовствующих, как она и называлась официально. И состояла та ересь в приписывании христианству иудейских корней и Христу — еврейской национальности путем отрицания рождества Его ДЕВОЙ.
Теперь о «Даждьбогом на небо взятый». В эпоху поздней античности все славянские племена понимали Христа как воплощение Даждьбога. Так точно воспринимали Его и большинство славянских племен раннего средневековья. Восточнославянские же племена сохранили такое ведение Христа и на время средневековья среднего. Причем эта память удерживалась в землях Руси по средневековье и позднее включительно. Большой объем доказательств этому приведен в книге академика АН СССР Бориса Рыбакова «Язычество Древней Руси» (Б.А. Рыбаков, М., «Наука», 1988). Как воплощение Даждьбога понимали Христа на Руси князья и другие самые образованные сословья, дружинники, купцы, ремесленники, зодчие храмов, иконописцы. Одно из наиболее ярких сему свидетельств – Дмитровский Собор, построенный во Владимире в конце XII — начале XIII веков. Каменная резьба его передает в нераздельности сюжеты культуры ведической и культуры христианской. Потому что воистину они есть одна культура: единое Православие.
Немногим более знают сейчас, увы, и о том, кто был этот «иной разбойник – святый». Благоразумный разбойник, распятый справа от Христа, был скиф. Поэтому он и вправду мог быть молочным братом Христа, как утверждается Поселянином – см. Поселянин Е. «Богоматерь: описание Ее земной жизни» (М., АНО Православный журнал «Отдых христианина», 2002, стр.40).
В имени сего благоразумного разбойника — Дисмас — явственно звучит Дий (это есть одно из имен Сварога). Русские казаки называют Дисмаса также Рах – от казачьего «рахман!», которое означает «верно!», «благоразумно!». Впрочем, казаки-характерники знают и полное имя благоразумного разбойника: Варах – ВАРАГА – ибо на кресте он успел ОТРЕШИТЬСЯ всяческого греха и даже, вообще, видения мирского! «Варага» на древнерусском, «вайрагья» на санскрите — это предельная степень отрешенности, совершенство ее (которое воспел Мейстер Экхарт в «Духовных проповедях»).
  • «О, бывший тать, о, нынешний святой,
  • Все зло свое перечеркнул немногим:
  • Перед безумной воющей толпой
  • Ты исповедал Страждущего – Богом!
  • И в этот миг, последний крестный миг
  • Ты оправдал поруганного Бога,
  • И капля правды, перевесив мир,
  • Ввела под своды райского чертога».
  • (Иеромонах Роман, 1987)
Афонский монах семнадцатого века Дионисий Фурноаграфиот называет благоразумного разбойника Иерихонцем (скифский город Ярихо был разрушен еврейской магией с применением труб). Рукопись шестнадцатого века из библиотеки Софии Новгородской называет его Арагом. Апокрифическое Евангелие детства Спаса – Титом.
Иконописный канон изображения благоразумного разбойника подчеркивает его скифскую — антскую — этническую принадлежность. А именно, его должно изображать В ШТАНАХ и не имеющим другой какой-либо одежды. Штанов тогда не носили ни римляне, ни эллины, ни – тем более – иудеи. Только всадники-скифы.
О славяно-скифах (антах) Прокопий Кесарийский говорит: рядовые воины обыкновенно «не носят ни хитонов, ни плащей, а только штаны, подтянутые широким поясом на бедрах, и в таком виде идут на сражение с врагами» (Война с готами, М., Наука, 1950, с. 297).

Заметим и цвета фона: белый, синий, красный.
А также, что иконописные скифские штаны все испещрены начертанием слоговой древнерусской священной руны Ва (напоминает латинскую букву V) в различных ориентациях. Как и знаком Варага, называемым иногда «поленница»:

Комментариев нет:

Отправить комментарий