Меню

вторник, 22 июля 2014 г.

СОН ОБ ОСОЗНАННОСТИ СНОВИДЕНИЯ


Довольно многие желают овладеть Осознанием.
Такое стремление понятно. Раб, сознавший себя рабом, желает освободиться.
Сознание, которое понимает, что его носитель оказался игрушкою сильных впечатлений, пытается подвигнуть носителя своего искать избавленья от этой власти.
Нас куда-то несет
в непроглядную темь



Нередко вспоминаются эти строки из песни иеромонаха Романа. Святой поэт желает предостеречь от разбазаривания бесценных моментов жизни. Что именно нас «несет»? Если человек боится чего-либо, то его «несет» этот страх. Он отравляет ему каждое мгновение. Человек только и делает, что переживает, как бы не состоялось худшее! Другого же «несет», например, азарт завоевателя. Ладно бы еще азарт, впрочем. Нет, он переживает о том, сбудутся ли его мечты! Он говорит себе: только бы они сбылись, и вот тогда… начнется настоящая жизнь. То есть: человек не живет, пока он переживает.
На самом деле тайна жизни проста, как ларчик. Жизнь происходит сейчас, и ни в какой другой момент времени ее быть не может.
Сейчас она происходит, и в ней все есть. И никакое событие, по большому счету, не может ничего к ней прибавить и ничего от нее убавить. И так это пребывает вечно. И осознавший это – уже в раю. Но только вот осознание этого дается весьма непросто.
И здесь мы можем заметить, в чем же состоит «блеск» осознанного сновидения. Сновидящие, осознавая свой сон как сон, оказываются весьма близки к осознанию того вечного. Любые страсти перестают вдруг волновать их. Они видят лишь картинку. Единственное, что и вправду есть. Поэтому, они в это мгновение действительно живут, а не переживают. Но здесь есть один подвох: осознанный сновидец может отрешиться переживаний не потому, что он освободился от власти внешнего, как такового, нет, он освободился сейчас от власти страстей, только потому, что осознал это внешнее, как некоторое ненастоящее. А где-то по другую сторону существует еще и такое внешнее, которое, якобы, настоящее. То есть, этот сновидец как был далек от осознания, что никакое внешнее не существует в отрыве от его внутреннего, так и остался. Но, правда вот сейчас, он испытывает эйфорию. Он осознал себя спящим, то есть нынешнее тут не настоящее, можно ничего не бояться, ни к чему не стремиться. Можно жить только тем, что есть вот сейчас, пока ты во сне.

Иные сравнивают увлечение осознанным сновиденьем с наркотической зависимостью. Среди таких Терентий Смирнов, известный писатель-мистик, практиковавший осознанное сновидение по Карлосу Кастанеде около десяти лет.
Терентий прав. Они и вправду подобны: осознанное сновидение и наркотическая зависимость. То есть, подобны в случае, когда такое сновидение практикуется по Кастанеде. Осознанное сновидение и наркотическая зависимость представляют собою иллюзию свободы при нарастании несвободы, то и другое, на самом деле.
Наркоман поймал кайф. И он свободен от ограничений мира сего. И этой свободе рад. И вот, у него возникает к ней устойчивая привязанность. И он – тем самым! – становится все более зависим от продавца наркотика. Все более несвободен
А что же недоосознанный сновидец? Что представляет собою маг, практикующий по толтекам? Он делается, когда сновидит, вот также в точности свободен от всяческих ограничений вселенной собственного сновиденья. Почему? А потому, что он знает: из мира этих сновидений он всегда может – и легче легкого – переместиться в мир сей! Но именно поэтому возрастает все более зависимость сновидящего по толтекам от мира сего. Пытаясь освободиться от зависимости, он ее – неосознанно – укрепляет…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Оставтьте, пожалуйста, Ваш отзыв\критику\размышление