Меню

9 января 2019 г.

Астральный Антимир

Астральный Антимир или путушествие в Архангельск...


Снилось, что я в гостинице в городе Архангельске. Я наяву там никогда не был. Да и во сне оказался в нем первый раз. Ни в яви и ни в нави у меня не было никаких обстоятельств и дел, которые бы связывали с Архангельском.
И даже я слегка удивился, помню, во сне: с чего бы это Архангельск? Но точно знал, что это именно он – точнее, какое-то местечко под ним, – хотя и непонятно откуда, как это во сне бывает.
Я был в гостиничном холле, а он имел стеклянную стену, и передо мной была прекрасная панорама изгиба большой реки. (Наверное, то была Северная Двина. Во сне об этом не думал, но по пробуждении всплыло в памяти: это единственная река тех мест, которая могла быть похожа на мною виденную.) Противоположный берег был низким, серым и уходящим вдаль. А небо над рекой – светло серым. И – белая вода… И от этого зрелища невозможно было оторвать глаз! Хотя смотреть приходилось сквозь несколько запотевшее стекло холла, скрадывающее детали.

Мне захотелось выйти наружу, чтобы глаза не встречали совсем никакой помехи. Перед гостиницей обнаружилась огороженная терраса. Вокруг же нее был склон, изрезанный весь оврагами и покрытый снегом. Не совершенно белый, однако, а с этакой едва уловимой толикой серого – снег очень ранней весны.
И по нему бежали узенькие тропинки. Никого на них не было.
Вдруг я понял, что по одной из них быстро перемещается какое-то существо. Не увидел. И не определил слухом. Я установил это неким чувством, которое бывает во сне. И служит, надо сказать, безотказнее пяти здешних.
Оно же сообщило мне и размеры этого зверя: приблизительно с волка. По огибающей террасу тропинке он бежал вверх. И я следил его путь глазами, его не видя. (Так мы обращаем взор в сторону источника звука. Но только здесь руководителем был не слух, а «шестое чувство».)
Невидимым он был не совсем, впрочем, как я это заметил мгновение спустя. Короткая черная полоска, направленная параллельно движению его, была видима, перемещающаяся над снегом.
Он скрылся от восприятия, забравшись куда-то выше. Возможно, что последующие события были причиной бегства его.
Мне тоже захотелось погулять по тропинкам. Я отошел на значительное расстояние от гостиницы, спускаясь ближе к реке. На ней вдруг началась буря. Молочно-белый цвет вод сменился на темно-серый. Огромные, лишенные пены волны пошли зигзагом от берега и до берега. Струи реки сшибались, закручиваясь временными воронками, и жерла их несло по стремнине…
Вдруг я заметил сложный предмет, который течение несло с почти невообразимой скоростью. С такой, которая может быть лишь у вод маленьких горных рек. (Да, кстати. Направление движения предмета и струй позволило заключить: у этой реки тоже правый берег был высокий и крутой, а левый пологий – как это у рек яви.) Когда предмет принесло достаточно близко, чтобы я мог его рассмотреть в деталях, я понял: передо мной плавучая пристань, которую сорвало течением. Прямоугольной формы, имеющая белый навес. И к ней привязана лодка, маленькая, оранжевая.
И в лодке двигался человек. Он отвязал ее и попробовал в ней добраться до берега, с которого я смотрел. Ему это почти удалось, но лодка вдруг опрокинулась и перевернулась. Она и тот, кто в ней был, скрылись за уступом обрыва, увлекаемые течением.
Я видел, у меня нет возможности спуститься к самой воде, потому что обрыв этот был отвесным. Тогда я решил вернуться в гостиницу и рассказать о случившемся. Возможно, там имеются средства связаться с теми, кто может оказать помощь.
Поднявшись до того места, где береговой склон косо пересекал овраг, я увидел порыв идущего от верховий реки кошмарного урагана. Пока еще воздух был неподвижен вокруг меня, но там, выше, он гнал перед собой по реке стоящую желваком волну. А с берегов сметал снег. Я видел, как обнажается прошлогодняя блеклая трава. Словно бы сворачивается огромный белый ковер, стремительно… Я подумал, что этот ветер с легкостью сдует меня со склона, словно пушинку.
Мне повезло: я успел спуститься в овраг до его прихода. И там я ощутил его силу, но опасности уже не было.
Однако ураган мне препятствовал перебраться на другую сторону этого оврага. Не было никакой возможности карабкаться верх, я был словно прижат ко дну. Я все же что-то пытался сделать, перемещаясь хотя бы вдоль, если уж не получается вверх. И вдруг нащупал опору.
В овраге стало темно, когда над ним прошел ураган, и не сразу я рассмотрел, что представляет собою эта опора. То был дощатый настил – подобие очень длинного корабельного трапа – уложенный ото дна оврага до его кромки. По всей длине настила смонтированы были деревянные скобы. Их череда напоминала ступени пожарной лестницы. Я начал медленно подниматься, ступая по ним и хватаясь за них руками.
Все дерево имело красивый серебристый оттенок. Так именно и выглядят всегда деревянные конструкции севера, если они подвергаются подолгу воздействию влажного ветра. А ветер наверху не утихал, кстати, и сила его продолжала чувствоваться.
Но, несмотря на это, я продвигался вверх. И я понял, что, совершенно точно, сумею выбраться, используя это сооружение. И почему-то вдруг пришло знание, абсолютно твердое: в этой удаче заключена какая-то очень существенная победа!
И от этого знания я проснулся.
Самое интересное: утром же этого дня я узнал, что у нас появился, внезапно, новый деловой партнер. Но только, как это было мне передано, далековато… в Архангельске.
Повторюсь: не разу до сего случая этот город не появлялся на моем горизонте никаким образом. Но вот, обозначенный во сне четко как место действия – немедленно он обнаружился наяву. Что можно сказать в этом смысле о событиях, какие во сне разыгрывались? Не заключают ли и они в себе какое-то предсказание? Не знаю. Об этом информации у меня пока нет. Возможно, ее даст будущее. Затем я и записал все эти события так подробно.


КОММЕНТАРИЙ

В мистических кругах в почете гипотеза, что события, которые совершаются на земле, сначала формируются на астральном плане. Над нами надстоит тонкий мир, в котором постепенно конденсируются образы-матрицы. Они спускаются оттуда на землю, где уплотняются и материализуются. История представляет лишь череду подобных реализаций.
Такому представлению много уже веков… Недавно любопытное дополнение в него привнес Стивен Кинг. Он постулировал еще и существование некоего мира ниже, чем наш, где совершившееся в нашем разуплотняется постепенно, пока не исчезнет полностью… В результате схема, которая открывается мистикам, приобрела симметричность.
Американский писатель выразил эту идею астрального, так сказать, антимира в повести «Лангольеры». В 1995 году по ней был снят фильм. Там следующая фабула: несколько людей из нашего мира попадают случайно в это царство распада и обнаруживает его напоминающим весьма ад…
Похожая идея была использована Иваном Тургеневым еще в 1878 году. Он выразил ее в стихотворении в прозе «Конец света. Сон».
Сон… Здесь именно «зарыта собака». Наверное, у читателя уже родился вопрос: мы говорим о случае пророчествующего сновидения: зачем подробности о топографии астрального мира и о взаимодействии его с нашим? Ответ: мистические учения рассматривают сновидение как путешествия, совершаемые в астральный мир. Сложив это воедино с тем, о чем говорилось выше, мы получаем: из наших снов действительно можно узнавать будущее.
Но почему же тогда пророчествуют из них далеко не все? Причины минимум две. Не каждое сновидение представляет собой астральное путешествие. Из тех же, что представляют, большой процент, вероятно, являются путешествиями в астральный антимир, где, конечно же, не содержится материал для пророчеств.
Есть множество рассказов сновидцев о странствиях по пустынным пространствам, где сущее словно выдохлось. На всем лежит печать распада и тления… Похоже, именно эту сферу перестающего бытия описал Андрей Лазарчук в интереснейшем романе «Транквилиум». Имя, которое он ей дал: Пыльный Мир.
Имеются и еще примеры, что позволяют видеть: астральный антимир, открытый Тургеневым во время одного из его сновидческих путешествий, имеет ныне кропотливых исследователей…

Но возвратимся к пророчествам, которые могут быть получены в сновидениях. На русской земле испокон относятся всерьез к вещим снам. О них слагают предания. Одно из них мне случилось услышать в поселке Терское в 1997 году. Мы останавливались там на ночь перед восхождением на Эльбрус. И за вечернею трапезой зашел разговор о древностях сего края. И вот, хозяйка дома, казачка, поведала нам преданье про Белояров сон.
Бус (IV в. по Р.Х.), князь древнего рода Белояров, удостоился чудесного сна в возрасте 12 лет. Ему привиделся Муж, у которого лицо и руки излучали сияние, облаченный в белое. И Белояр знал, что видит пред собою Сына самого Сварога Небесного. Того, что был рожден прежде всех людей и богов. И Муж сказал Белояру: «ты повторишь Мой путь».[1]
Сон был рассказан волхвам, и вспомнили, что двадцать тысячелетий назад Сварог явился праотцу Арию и предрекал грядущее воплощение своего Сына, и повелел руссам служить ему.[2] И вспомнили еще, что четыре века назад проходил их землями боговдохновенный муж именем Андрей и учил, что воплощение совершилось, и призывал креститься во имя Иисуса Христа, о котором рассказывал в основном все то, что древние предания руссов предрекали о Даждьбоге.
И вот каким был путь Белояра. Он окрестился в водах Непры-реки, как Иисус в Иордане. Он исповедовал Бога Триединого Всевышнего, называя это Путь Прави. При этом Бус не только не порицал почитание ведических богов, но истово покровительствовал ему. Он полагал христианство исполнением не ветхозаветных, но много более древних ведических пророчеств. Бус увеличил размеры княжества своего настолько, что простиралось оно на земли Алтая, Кавказа и Поднепровья. И всюду возвеличивал христиан. Слава о деяниях Белояра дошла до святителя Иоанна Златоуста, который писал в те годы: «скифы и сарматы, переводя Святое Писание каждый на свой язык, философствуют о сих словесах».
Фактически, Белояр стал для Русколани тем самым, что Константин Великий, современник его, для Византийской империи.[3] При этом, как и Константин, Бус не отступался от веры предков. Напротив, именно тогда он получил высшую степень ведического посвящения: стал Побудом. Царем и Первосвященником ученики называли и Самого Христа, присовокупляя при этом: Первосвященник не по чину Ааронову (иудейскому), но по чину Мелхиседекову (иевусейскому, т.е. древневедическому) – Евр, 7:11.
В 368 году на Русколань пошел войной Амал Винитарий, и в первом сражении Бусом он был разбит. Но позже одержал верх и захватил Белояра в плен, и предал жестокой казни – распятию. «Ты повторишь Мой путь» – было предречено во сне князю Бусу… Предание говорит, что ученики Белояра видели даже и преображение его на Белой горе (на Эльбрусе), подобно тому, как преобразился Христос на горе Фавор.

Другой вошедший в предания вещий сон рассказывает нам «Слово о полку Игореве». Великий князь Святослав узнает из этого сна о бедствиях, уготованных земле русской. Пророческим оказалось и сновидение князя Мала, которое запечатлено в «Летописце Переяславля Суздальского».
Подробные описания вещих снов – как «тонких», так и обыкновенных ночных, – которые были святым, содержит всякий православный христианский отечник (патерик). Одна из песен иеромонаха Романа, нашего современника, начинается, как известно:
«Сон мне приснился –
Очень странный сон…»
Чем объясняется такое серьезное и внимательное отношение к вещим снам, присутствующее на всем протяжении нашей многотысячелетней истории? Наверное, именно тем, что они сбываются. Тем, что многие люди могут привести случаи, наподобие описанного мной в начале. И в этом смысле, возможно, стоило бы более серьезно отнестись к описаниям вещих снов, пророчествующих о становлении в России третьей царской династии, сообщения о которых нередко появляются в Интернете.


[1] Подобным образом Иисус явился во сне и юному Талиесину, учителю Мерлина, если верить книге Стивена Лохеда (М.: Триада, 2001).
[2] Видение Сварога Арию запечатлевает Велесова Книга. Дощечка III 25, строки 25-28: «И рек Арею Сварог, что сотворил Землю: сотворены вы рукой Моей. И наречетесь Божиими сынами, и утвердитесь во сыновстве Творцу, и в этой вере пребудете. И, как есть вы дети Мои, [Спас] Даждьбог будет Отец вам. Ему исполните послушание. Он вам скажет, что надлежит стяжать и что делать [для этого]: как вам говорить, что творить».
[3] Аль-Бекри (XI в.) говорит в «Книге путей и стран», что князь Владимир окрестил тот же самый народ, который полтысячелетия до него крестил Бус. Владимир Святой, таким образом, не приносил на Русь новой веры, но подтвердил решение древних предков. А демонстрировать подтверждение потребовалось затем, чтобы укрепить в русских духовное неприятие ростовщической идеологии хазар, исповедовавших иудаизм.


Рекомендуем × +

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Друзья, авторизируйтесь в Google, чтобы легко публиковать свои комментарии к статьям. Иначе придется терпеливо доказывать RECAPTCHA (защита от спама), что Вы – не робот.